«Сердечные дела» в Институте сердца: кто и как зарабатывает на инфарктах в Украине

«Сердечные дела» в Институте сердца: кто и как зарабатывает на инфарктах в Украине

Автор 

На днях Счетная палата «выдала» отчет по аудиту Национального Института сердца, которым руководит кардиохирург Борис Тодуров.

Вывод поражает: во всех «проблемах» института виноваты все, кроме руководства учреждения.

Конечно, после избрания нового состава Счетной палаты чудес и объективности государственных аудитов ожидать не стоит. Ее возглавил депутат от БПП Валерий Пацкан, до этого бравший на поруки директора Львовского бронетанкового завода, которого НАБУ обвиняет в том, что ставил старые, иногда неработающие двигатели на танки по цене новых.

Но уже первые «отчеты» Счетной превзошли все «ожидания». «Обновленная» Счетная палата заявила, что система электронных торгов ProZorro хуже справляется с госзакупками, чем прежняя коррумпированная Тендерная палата. Причина — ранее программа находилась на хостинге Амазона. Но не менее поразил отчет Счетной и по аудиту Института сердца.

Большинство публичных обвинений в адрес клиники и ее руководителя Бориса Тодурова, о которых писали и журналисты-расследователи, и общественные активисты, просто не исследовались Счетной. Мол, закупка лекарств в несколько раз дороже других больниц или же платные услуги в больнице — это не вопрос Счетной.

Стоит ли уже говорить о том, что конфликт интересов, когда вся семья Тодурова и ее бизнес-партнеры работают или получают государственные подряды от Института, также не заинтересовал аудиторов? Зато аудиторы написали, что руководитель Национального института сердца Борис Тодуров не может правильно рассчитать количество препаратов или стентов, необходимых для заказа, поскольку МЗ «не разработал методики расчета» потребности, который он мог бы использовать.

Почему же Счетная не заметила очевидных вещей в работе Института, а вместо этого опять обвинила МЗ?

Причины две.

1. Счетная палата — это орган, подчиненный Верховной Раде, а там, особенно в Комитете здравоохранения, новую команду МЗ очень не любят.

Зато поддерживают Тодурова, которого приглашают на заседание комитета, а скорые из клиники, расположенные на территории его Института и связанные с его бизнес-партнерами, приезжают на митинги против медреформы.

2. У руководителя Института сердца в ноябре заканчивается контракт и при всех публичных скандалах вокруг учреждения в течение последних лет ему очень хочется сохранить свое место, а потому нужно «улучшать» репутацию.

Итак, давайте разберемся, что же «не увидела» Счетная палата.

Закупки Института сердца

За последние 2,5 года Института сердца заключил соглашения на 349, млн. грн., из них 73 на закупку лекарств (фармацевтические препараты). Руководит тендерным комитетом главного кардиологического учреждения Шевченко Виктор Александрович, врач-кардиохирург и бывший бизнес-партнер жены руководителя Института сердца Бориса Тодурова — Елены.

Ранее они были совладельцами ООО «Агапит» — компании, зарегистрированной на территории еще одного госучреждения — Института Шалимова (ул. Героев Севастополя, 30). После публикации этой информации в СМИ жена Тодурова продала свою треть собственности компании за 3000 грн, поэтому ее мужу даже не пришлось это декларировать.

Закупка «у своих» — распространенная практика в Институте сердца. Например, фирма «Профі Ко», учредителем которой был ранее Анатолий Иванюк, зять Тодурова, выиграла в Интитута тендеров на 7,5 млн за последние несколько лет. После публикации информации, что компанию основал зять, его быстренько убрали из учредителей, как и жену в предыдущем случае, но компания все равно продолжает исправно выигрывать тендеры в институте. 7, млниз 8, выигранных компанией на государственных тендерах, приходятся именно на Институт сердца.

Анатолий Иванюк вместе с женой, по совместительству — дочерью Тодурова, является основателем благотворительного фонда «Сердце на ладони», президентом которого является сам Тодуров, и который расположен на территории самого института. После громких скандаловв начале прошлого года вокруг закупок Институтом лекарств по вдвое завышенным ценам ничего не изменилось.

Например, препарат «Манит», который закупает большинство больниц, Институт сердца в прошлом году закупил по 48 грн, а Винницкая больница по 26. И там, и там один производитель — «Юрия-Фарм», и там, и там один поставщик — «Медицинский центр М.Т.К.», зарегистрированный по одному адресу с компанией-производителем и всегда заходящий на тендеры с их продукцией. Винницкая больница заказала в 30 раз меньше раствора, а именно — 130 бутылок, в то время как «Институт сердца» купил 4111.

Или препарат «Линезолид»: Институт сердца закупил его по 640 гривен, а Харьковская областная детская больница — в полтора раза дешевле, по 427 грн. В обоих случаях — украинский производитель. Буквально на днях Институт сердца вновь закупил лекарства, и снова дороже. Например, на одном шприце с препаратом Гадобутрол Институт сердца переплатил почти 80 грн. Институт Сердца закупил этот препарат по 553,48 грн, а Национальный институт рака по 474,27 грн.

Половина денег, потраченных Институтом сердца на лекарства за последние 2,5 года, пока существует «Прозорро», пошла, как и ранее, к компаниям-дистрибьюторам «Галафарм»и «Людмила-Фарм». Они выиграли тендеров на 46,9 млн из 73, потраченных на лекарства Институтом сердца. Как пишут журналисты-расследователи, компании «Галафарм» и «Людмила-Фарм» являются главными поставщиками медпрепаратов для Института сердца. Они выигрывают и большинство тендеров через так называемые допороговые закупки.

По заключению журналистов «Наші гроші», обе компании принадлежат к орбите одной семьи — Людмилы Мироновой и ее брата Константина Грошева.

Операции для «платежеспособных»

В Институт сердца отправляют только тех пациентов, которые «могут себе позволить» такую бесплатную медицину.

Если в другие клиники 30% пациентов поступают с острым инфарктом ночью, то в Институте сердца эта цифра меньше 10%. 

90% пациентов были госпитализированы в рабочее время, то есть, можно с высокой вероятностью предположить, что им делали плановые операции.

Это свидетельствует о том, что пациентов, которые могут и сутки не прожить без стентирования, скорые везли в другие клиники. Зато в Институте сердца оперировали тех, кто стоит в очередь на «плановую» операцию. Конечно, пациентов нельзя разделять на «плановых» и «внеплановых», но госпрограмма по стентированию в рамках ограниченных бюджетов рассчитана на людей, которых нужно спасать немедленно, которые без стента не проживут и дня.

Но таких в Институте сердца еще меньше — всего 2%. Именно такому количеству пациентов, согласно результатам проверки Министерством здравоохранения Института сердца, делали операции в первые два часа с момента возникновения симптомов. В других госбольницах 20-40%пациентов оперируют в течение 2-4 часов. 

То есть почти все стенты, закупленные государством для пациентов с острым инфарктом, были поставлены другим людям, которые ждали своей очереди.

Подтверждает это и сам Борис Тодуров в своем интервью одному из изданий: «Поставки были, но для нашего заведения это капля в море. Особого прогресса мы не увидели. Посудите сами: покрытые медицинские стенты мы использовали в первые две недели после поставки. Вот буквально вчера поставили пациенту последний из запасов. На них была огромная очередь», — говорит кардиохирург.

Капля в море выросла втрое после того, как стенты начали закупать международные организации. Если в 2015 году в Институт сердца закупили 950 стентов, то в 2016 году — 3025.

Нецелевое использование помещений Института сердца или титушки в детских кроватках

«Забыла» Счетная проверить и целевое использование помещений Института. Никого из ревизоров не заинтересовало, почему в детском отделении Института в комнате, рассчитанной на двоих детей, официально находился «на больничном», а вернее — скрывался Юрий Крысин, соучастник убийства журналиста Вячеслава Веремия в феврале 2014 во время событий Революции Достоинства.

Государственный подряд для «своих»

На территории Института сердца работает компания «Альфа Медика», частная реабилитационная клиника, которая уже много лет арендует помещение в Институте. Ее специализация — предоставление услуг по реабилитации больных. Но кроме реабилитации, эта компания широко «продает» услуги короноангиографии и стентирования региональным госклиникам. И не только она, но и ее компания-клон — компания «Альфа-Медика» (которая пишется через дефис).

И там, и там один директор — Олеся Комиссаренко, а в бенефициарах — Герасимчук Игорь Петрович. Совладельцем компании-клона «Альфа-Медика», кроме Герасимчука Игоря Петровича, является Берко Юрий Антонович.

Берко имеет общий бизнес с женой нардепа Андрея Деркача Оксаной Тереховой — компания ООО «Валентин плюс», вместе с другим помощником Деркача Ковальчуком Д.В. В декларации Деркача нет ни одного упоминания об этой предпринимательской деятельности успешной жены.

Сам же Андрей Деркач, бывший «регионал», чей отец руководил СБУ во времена Леонида Кучмы, входит в наблюдательный совет благотворительного фонда «Сердце на ладони» — фонда, которым сейчас официально владеют зять и дочь Тодурова.

Перед назначением и.о. министра Ульяны Супрун именно Деркач лоббировал Бориса Тодурова на кресло главы МОЗ. За последние два года эти компании выиграли тендеры в региональных больницах на услуги по стентированию и короноангиографии почти на 36 млн. грн. «Альфа Медика», чья скорая протестовала против медреформы под Верховной Радой, выигрывает все тендеры в Кривом Роге и Северодонецке, а эта же компания через дефис — в Кременчуге и Сумах.

Есть и третья компания, связанная с теми же владельцами — ООО «Архи-Мед». Директор компании, как и в обоих «Альфа Медика» — Олеся Комиссаренко, а среди учредителей — Юрий Головатый и Вера Целуйко. Компания за последние 1,5 года продала Харьковской городской больнице «услуг» на более 4 млн грн.

Неудивительно, что именно туда, ведь именно в этой больнице находится кафедра кардиологии, которую возглавляет совладелица компании «Архи-Мед» — Вера Целуйко. Все эти частные компании, ведущие к компании на территории Институт сердца, оказывают одни и те же услуги — стентирования и короноангиографии. Вот только услуги частных клиник продаются значительно дороже.

Например, Минздрав закупает услуги стентирования за 10-17 тысяч гривен за штуку, в то время, как «Альфа Медика» берет за услугу 49 тыс. Но фаворитом государственных заказов является другая компания, которую журналисты связывают с Тодуровым — ТОВ «Укрмедексперт». За последние 2,5 года компания выиграла на государственных тендерах 166 млн грн.

Бывший контроллер фирмы Людмила Василевская была руководителем отдела интернет-продаж фирмы ТК «Домашний текстиль, которой руководит Алла Тодурова — жена брата Бориса Тодурова, хирурга Ивана Тодурова.

Однако после обнародования этой информации фото Василевской убрали с сайта.                        Кроме того, как сообщали «Наші гроші», Людмила Василевская вместе с Марией Святенко оформляла проект землеустройства для имения Тодуровых. После обнародования этой информации в СМИ, как и все предыдущие разы, людей, связанных с Тодуровым, а в этом случае Людмилу Василевская — вывели из владельцев компании.

Итак, все эти связи, ответственность за сотни миллионов государственных заказов и заоблачные цены в тендерах на лекарства Счетная закрыла глаза, зато проверила «методики расчетов» и отметила, что «Минздрав не способствует» проведению трансплантаций в Институте. И это в то время, когда бюджет Института сердца только на 2018 год составил более 100 млн гривен.

Александра Устинова, член правления «Центра противодействия коррупции», опубликовано в издании  УП.Життя

Новые сверху Старые сверху

Оставить комментарий

Новости регионов

Вход