Начальник николаевского СИЗО обсуждал с бизнесменом коррупционные схемы по тюрьме (аудиозаписи)

Начальник николаевского СИЗО обсуждал с бизнесменом коррупционные схемы по тюрьме (аудиозаписи)

Автор 

В редакцию ИНФОРМАТОРа обратились сотрудники СИЗО Николаева. Они сообщили, что начальник пенитенциарного учреждения Цыбуля Роман Васильевич замешан в коррупционных схемах.

В переданных материалах сообщается, что Роман Васильевич предоставлял заключенным за деньги более комфортные условия пребывания в местах лишения свободы. А также “закрывал глаза” на убийства в стенах следственного изолятора. Издание публикует аудиозаписи переговоров Цыбули с бизнесменом Игорем Науменко.

Публикуем текст письма 

В надежде на существование справедливости, от имени осведомленных сотрудников СИЗО, не желающих попасть в жернова СБУ, информируем Ваше издание о тёмных «делишках», которые ежедневно происходили в изоляторе в период правления «чистоплюйчика» Цыбули Р.В.

С подчиненными Роман Васильевич никогда не церемонился, относился к ним с присущей ему надменностью. С легкостью толкал личный состав на нарушения режима, ставил подчиненных в безвыходные ситуации, сталкивая сотрудников с арестованными. Ярким примером этому являлись существовавшие договоренности между «блатными» и Цыбулей Р.В. о беспрепятственных перемещениях «авторитетных» арестантов по нужным камерам, с возможностью распивать алкогольные напитки, употреблять наркотики, проводить турниры в азартные игры, выбивать деньги с других арестованых за долю для начальника. Такие «сходки» пресекать было себе дороже, поэтому ими никого не удивить.

Но всё терпимо, если бы этот «концерт» заканчивался в камера, и ситуация не доходила до потасовок с рядовыми сотрудниками, которые в отличии от того же Цыбули, несли службу исключительно за зарплату и не понимали, почему должны страдать, пока начальник набивает себе карманы. А теперь, помимо всего, они ещё должны ходить на допросы в СБУ.

И тот факт, что Цыбуля выплывал сухим из воды после вопиющих случаев беспредела в СИЗО и оставался на должности начальника, тоже не новость, но наталкивает на определённые мысли. Так, после самоубийства сотрудника из табельного оружия в стенах СИЗО Цыбуля получил выговор, а дежурный – реальный срок. После неоднократных убийств в стенах СИЗО, которые «подгонялись» под несчастные случаи, начальник снова был не виновен, а ведь именно с его попустительства это зачастую и происходило. Смерть Дмитрия Леонова не стала исключением, Цыбуля ушел на больничный и сделал круглые глаза, а виновных пока не назначили.

Немаловажным является факт существования неуставных отношений между Цыбулей Р.В. и арестантами из числа «смотрящих», которые не чувствовали «суровости» меры пресечения в виде содержания под стражей в стенах Николаевского «централа»,а наоборот пользовались всеми благами цивилизации: мобильная связь, интернет, наркотики и алкогольные напитки.

Чего только стоил его защитничек «Наум», который сегодня налево и направо раздаёт комментарии в защиту своего, не побоимся этого слова, нового подельника. Да, да! Такими они стали в изоляторе, решая за деньги этапы и свидания арестантам.

Мир перевернулся! «Положенец» публично «отбеливает» начальника администрации лучше любых адвокатов, плюёт на воровские каноны, которые ему, как казалось, не так уж и близки, а статус и обязанности «положенца» он бы с радостью переложил бы на любого другого. Под «понятия», как оказалось, можно  натянуть всё.

Именно этим плодотворным отношениям Цыбули и Науменко посвящено наше собственное расследование, результаты которого с надеждой передаём в Вашу редакцию. Мы надеемся, что награды найдут своих «героев», и это не сумеет замять ни «авторитетный» бизнесмен Науменко, чей авторитет уже под сомнением у его сторонников, ни его партнёр по бизнесу за решёткой Цыбуля.

Расшифровка

Предупреждаем, что в тексте и аудиозаписях присутствует ненормативная лексика.

1 фрагмент разговора

Науменко И.Б. – Васильевич, что там с этим, с Муртазом можно сделать? А?

Цыбуля Р.В. – Та ничего.

Науменко И.Б. – Ну, чтоб, куда он поедет, на 72 (Вознесенская исправительная колония №72) он может поехать? Они там что-то решали-решали, все нихуя. Они ему все вернули, и никуда он не едет.

Цыбуля Р.В. – Кто с кем решал?

Науменко И.Б. – То ж Нико, решал вроде с Шамшурой, еще с кем-то, я ж. Ну, с кем-то там.

Цибуля Р.В. – Вот они нарешали.

Науменко И.Б. – Я же понимаю.

Цыбуля Р.В. – Нарешали, засветились, а теперь, блядь, ставки растут, как грибки.

Науменко И.Б. – Ставки сделаны.

Цыбуля Р.В. – Люди ж там тоже, такого не любят.

Науменко И.Б. – Они ж как-то решали, это ж мне не надо в это. Что мне ему сказать, он же ж придет. Хотел со мной вчера встретиться, он же говорит: «Игорь, куда ехать? Тут десятку предлагают…». Я говорю: «Слушай, ты мне зачем об этом говоришь?» – « Вот я хочу, я ж только с тобой». Можно его как-то решить, чтоб он поехал туда? Пообщался, он бухать не будет, он когда такой, он, блядь. Ему главное направление дать. Он сносить забор не будет, это эти будут там, посылку распределить с наркотиками, еще с чем-то. Этот такой, что.

Цыбуля Р.В. – И еще бегать по разным инстанциям.

Науменко И.Б. – Слушайте. Я с ним не общался. Если бы он сразу подошел к нам. Да.

Цыбуля Р.В. – Если к Вам обращаются за решением вопроса, да. Вы говорите: «Сейчас разберемся». Правильно. Все. Тут вы узнаете, блядь, что пошли к вашему коллеге, пошли решать. Потом опять приходят к вам: «Борисович, пиздец, там не получилось, нахуй, у Мультика, блядь, надо, нахуй, решать». Что вы им скажете?

Науменко И.Б. – Пошел нахуй.

Цыбуля Р.В. – Пошел нахуй.

Науменко И.Б. – Я понимаю, Васильевич. Я это все понимаю, но допускать его, он же ж такой, знаете. Вот Нико смотрит на 72, и кипиша ж нету. Это не ромашка, представляете, приехал бродяга, передай дела. Рамаз, это вообще хуесос, это наркотичка. Понимаете, что происходит. А кто? Отпустить просто. Ну, кто будет смотреть на 72? Мне конец.

Цыбуля Р.В. – Чего конец?

Науменко И.Б. – А кто? Кого я загружу, скажите. Там никого нету. Молдован освобождается сейчас, а в январе освобождается Юра. Юре, блядь, пить нельзя. Юра аварийный, он как напьется. Тогда Голуб у меня за него просил.

Цыбуля Р.В. – У меня головняков своих, мне еще другие. Головняков своих хватает, каждодневно. С вашими этими, блядь, сходками. Что там, нормально все прошло?

Науменко И.Б. – Ну да.

Цыбуля Р.В. – А чего так долго?

Науменко И.Б. – В смысле? Я, блядь, четыре часа разговаривал. Четыре часа.

Цыбуля Р.В. – А кто был?

Науменко И.Б. – А?

Цыбуля Р.В. – Кто был на звязку?

Науменко И.Б. – Каха (Орагвелидзе Кахабер – в криминальном мире занимает положение «Вора в законе»).

Цыбуля Р.В. – Каха был?

Науменко И.Б. – …

Цыбуля Р.В. – А есть такой, этот, Гелава? Или Гулава? И тоже кто по этому вопросу в теме? Гиви – да, и Каха? С Гиви, я так понимаю, вы плотно общаетесь?

Науменко И.Б. – Да.

Цыбуля Р.В. – Так. А есть еще какой-то этот, Гелава?

Науменко И.Б. – Гелани.

Цыбуля Р.В. – Гелани.

Науменко И.Б. – Это брат двоюродный Апти (Ислангириев Апти Магомедович). Он чеченец.

Цыбуля Р.В. – А его не было?

Науменко И.Б. – Нет.

2 фрагмент разговора

Науменко И.Б. – А этот, блядь, усрался, блядь, боится. Все на него наезжают, этого судью он боится. Без Сережи, блядь, без Щербины он нихуя не решает. А Щербина и нашим и вашим, и со всеми хочет дружить. И Наума надо держать до Нового Года. Потому что там. Та рассказывайте, что хотите.

Цыбуля Р.В.– Он же не решает.

Науменко И.Б. – Поэтому Гелани. Вот мне Апти говорит: «они с нами или нет?». А Гелани с ними знаком в телефонном режиме. Хуесос заехал, пять лет назад его били, машину забирали. – «Я от воров». Он на связи с Гелани. Слушай, такая хуйня. Апти ищет именно силовую поддержку для Гелани. Тот, Гелани на связи, давай-давай, вот эти. Вот так вот. Это неправильно. Есть еще Миндия, а тот не подарит. Это вообще. Вот я, Миндия это не подарит. Он мне набирал, освободился на второй день, в Турции меня набирал и дней десять назад меня набирал. Ну, двести тысяч долларов я беру, у человека там. Он двести принес, дал в Коблево в землю, и приехали бродяги. Четыреста. Я говорю: «Вы охуели?».

3 фрагмент разговора

Науменко И.Б. – Что с Муртазом сделать? Подскажите, какое есть решение вопроса? Какие есть варианты вообще? Скажите варианты мне, и я пойду думать. Дерну его, пускай прийдет ко мне.

Цыбуля Р.В. – Вариант остаться здесь?

Науменко И.Б. – Да.

Цыбуля Р.В.– Нужно мне, за 72 не знаю. 72 не знаю, потому что если там так пошло, вот, кто-то подходил. Они же тоже между собой общаются. Сейчас вытянуть, они скажут: «Никто не будет с этими ребятами  работать». Или скажут: «Раз они сильно хотят, вот вам сумма». А сумма будет минимум множить на три, на пять. Это так.

4 фрагмент разговора

Науменко И.Б. – Что скажешь?

Цыбуля Р.В.–  Вы знаете? С кем он это решал, и кто это?

Науменко И.Б. –  С Нико, с Нико решал, смотрящим за 72-й. И он ему возвращает назад деньги. Нико, один Нико.

Цыбуля Р.В. – Ну так, Нико.

Науменко И.Б. – А Нико решал, я не знаю с кем. Он вроде подходил, вроде бы, я слышал, в лагере подходил или к Шамшуре или к этому. Все, больше ни с кем, не с одним человеком. И теперь позвонил ему Нико, и сказал: «Все, пиздец, ты сюда не едешь, я тебе возвращаю деньги».

5 фрагмент разговора

Науменко И.Б. – Потому что вот эти прокладки, когда будет сбой – будешь крайний. Я говорю, сколько дней. Они сказали. Я говорю, пустите здесь на прогулку. Давайте по 100 долларов скинемся, нас здесь десять человек, и дадим. Я достал, ну, за Жида и Жеку, у них нема, понятно. Я дам 300 долларов, сразу 8000 (восемь тысяч) перечислили, я на карточку сбросил. Все, дальше поехали.

Цыбуля Р.В. – А эта ж единица с чего-то ж нарисовалась? Кто-то ж её обозначил?

Науменко И.Б. –  Нико ему сказал, смотряга за 72-й. Это ему сказал смотряга с 72. Они изнутри в 72 решили, что они все решили.

Цыбуля Р.В.–  У меня это, скажу, чё не это, чё я об этой теме разговоривал, у меня там интерес свой, сугубо свой. Не материальный, не это, ничего. Даже если так.

Науменко И.Б. – Кто такой решала великий, будет решать за спиной. Я это понимаю.

Цыбуля Р.В. – Даже да. Даже..

Науменко И.Б. –  Если без меня кто-то решает.

Цыбуля Р.В. – Я там дальше, ну, я даже не то, что если. У меня просто там, ну, есть человек, с которым можно говорить, вот. Но я должен понимать так, потому что они тоже там кто-то с кем-то там разговаривают, и все такое. А потом получится так, он придет и получается: «Ага, так это ты сюда нос свой, нахуй, макаешь, блядь». Не, нихуя. Тоже там сталкивают лбами. Кто вот это вот, который там нарисовал вот это вот?

Науменко И.Б. –  Нико. У него спросить, у Нико, к кому он подходил, или что?

Цыбуля Р.В. –  Ну тут же ж тоже так, так же ж просто не спросишь.

Науменко И.Б. –  Ну конечно.

Цыбуля Р.В. –  Сразу скажут: «Для кого, блядь, интересуешься?». Это так, разве что в разговоре, там где-то подойти и сказать: «Кто там у тебя такие. Вот ходили и обещали – хай отдают».

Науменко И.Б. –  Ну, как лучше?

Цыбуля Р.В. – Ну, надо все эти знать, эти обстоятельства, потому что лезть, вот так тоже, знаете?

Науменко И.Б. –  Та еще раз вам говорю. Мы разговаривали с вами.

Цыбуля Р.В. – Я это понимаю.

Науменко И.Б. – Нико сказал, что он будет решать этот вопрос. Он набрал через два-три дня и сказал, это будет стоить тысячу долларов. Я говорю, нихуя себе, так. Это потому что, он человек грузин, без прописки, без нихуя. Я говорю, все понятно.

Цыбуля Р.В. – Та я сразу сказал. У меня, когда спрашивали, я сказал, что вопрос не обыденный, непростой. Что он там может быть как-то не засвечен как по имени, по этому, по тюрьме, но…

Науменко И.Б. – Та он уже…

Цыбуля Р.В. – Грузин, не грузин, не гражданин Украины. Мне это все как бы. Я что, первый день организовую?

Науменко И.Б. – Так что можно сделать?

Цыбуля Р.В. – Я сейчас ничего не скажу. Но просто сказать, что у меня нету всего, вот того, что надо знать. Я сейчас не знаю, что сказать.

Науменко И.Б. – Мне надо, чтоб он пришел Муртаз, и сказал: «Давай подождем какую-то неделю, туда-сюда. Может, что-то проясниться. Кто-то где-то в Киеве пошевелится, где то в Одессе, ну».

Цыбуля Р.В. – Тут вопрос сейчас в том, чтоб он остался хотя бы в этом регионе. Южном регионе.

Науменко И.Б. – Та какая разница уже тогда, если не решается, какая разница Херсон. Он хотел остаться здесь. Вознесенск или это. Уже, похуй, Одесса, поедет во Львов, какая разница.

Цыбуля Р.В. – Ну, я ж говорю.

Науменко И.Б. – К бабам не поедет, на Черкассы. Это уже не столь важно.

Цыбуля Р.В. – Ну а если, если это – 83? (Арбузинская исправительная колония №83)

Науменко И.Б. – 83.

Цыбуля Р.В. – Ну, я ж не знаю, докуда они дошли там. Я не знаю, докуда они дошли там. Если они дошли там, там камень преткновения. Сказали: «нихуя, 72». Ну, понимаете?

Науменко И.Б. – Он заедет на 83, а там, сколько, пол года надо, чтоб переехал на 72? Уже, блядь, 8 месяцев.

Цыбуля Р.В. – Такой вариант тоже.

Науменко И.Б. – Ну а 83?

Цыбуля Р.В. – Ну, надо говорить.

Науменко И.Б. – И когда вы сможете дать мне какой-то ответ?

Цыбуля Р.В. – Не раньше понедельника.

Науменко И.Б. – Та, ну тогда это хуйня.

Цыбуля Р.В. – Нет, ну вы можете говорить на больше. Я так думаю, что, ну.

Науменко И.Б. – Вы сказали, в течении недели получим какой-то ответ, вменяемый. Можно ли поехать на 83?

Цыбуля Р.В. – Ну, хотя бы так.

6 фрагмент разговора

Цыбуля Р.В. – Только не это, не озвучивайте по нем, с кем говорили. Я уже дальше посмотрю, где оно будет вылазить.

Науменко И.Б. – Хорошо.

Цыбуля Р.В. –  Мне, в понедельник я скажу.

Науменко И.Б. – Получится ил не получится.

Цыбуля Р.В. –  Хорошо.

Науменко И.Б. – Белка ко мне пришел: «Таня хочет к нему прийти».  – Я говорю: «Белка, ты можешь поговорить. Я говорю, ну он, не знаю. Нельзя его там как-то».

Цыбуля Р.В. – Пускай освоится. Хай освоится, поживет, обростется. Я с ним даже еще не это, я с ним не говорил. Где он, у вас чи уже где?

Науменко И.Б. – В 18-й.

Цыбуля Р.В. –  У Жени. Я с ним еще даже, не виделся еще, не разговаривал.

7 фрагмент разговора

Науменко И.Б. –  Васильевич, скажите, что с Муртазом сейчас делать?

Цыбуля Р.В. – Что именно?

Науменко И.Б. – Ну, чтоб, блядь, куда-то поехал на 72. Нельзя там как-то подумать и вернуть его туда. Я соберу, штуку отдам вам, а вы, решите с кем-то. Я ему лично дал 8000 (восемь тысяч) гривен, 300 (триста) долларов. Лично я. Говорю, «Едь, блять…», ну, у него нету денег. Он там искал кого-то, вроде кто-то дал ему триста, и он искал там еще.

Цыбуля Р.В. – Я, честно говоря, блядь, узнал когда об этой ситуации, со стороны стоял и смотрел. Думаю…

Науменко И.Б. – Ну, это ж я вам сказал.

Цыбуля Р.В. – Что?

Науменко И.Б. –  Чтоб вы понимали, что это, ну, что там дали штуку – это вы. Можно решить для меня, чтоб мне было проще потом?

Цыбуля Р.В. – Да не, не совсем. Вы мне сказали не совсем так. Разговаривал он вообще изначально, вернее, мне подошли с их просьбой совсем другие люди. Мне говорили за это, говорю: «Но думай, готуйтесь сразу, там цифры такие, не маленькие».

Науменко И.Б. – Ему сказал это Нико. Я так понял, что он разговаривал с Шамшурой. Я так понял, я не знаю. Я не знаю, кто из старших с вами разговаривал.

Цыибуля Р.В. – Нет, со мной те нет. Я там не при этих.

8 фрагмент разговора

Науменко И.Б. –  Подойдите, Маше скажите. Она, потеряет, максимум 5000 (пять тысяч) долларов, чтоб взять новую. Страховка возвращается в течении 60 дней. Она потом дала пятерку, купила себе новую из салона и пошла.

Цыбуля Р.В. – А что, Тазик сам не найдет?

Науменко И.Б. – Как он найдет?! Тазик найдет? Тазик может объебать. Это ж его – наебать. Продал, беха, ебать, я взял десятку. Я говорю: «Как ты взял десятку?». – «Та я скажу, что это не та. Эта другая». Я говорю: «Фу, блядь. Я так не умею, Витя, ты что ебанат?» Иллюху моего там разводил этого, пришел там у него спиздил, тоже машину. Уже приехал, говорит: – Давай деньги, туда-сюда. Тот говорит: – Слушай, я Науму доверяю. Мы давно дружим, мы с ним лет 25. Иллюха говорит: – Тазик нашел, а ты не это. Я ему набираю: «Слышишь ты, ты у кого машину нашел?», – «Та давай поделим». Я говорю: «Я так не умею». Я говорю: «Илюха, не дай Бог. Без меня, нахуй».

Цыбуля Р.В. – А кто вот это за этим, кто это за Алико возле «Сулика» сидит?

Науменко И.Б. – Хочет оставаться жить в Николаеве.

Цыбуля Р.В. – Что за темная лошадка?

Науменко И.Б. – Он жил в Испании, жил по заграницам. Общается с ворами, очень много. Он «Руставский». Поэтому я его, с Гиви он не был знаком, хотя сказал, что знаком, ебать мой хуй. Я набрал, дал ему трубку, они пообщались. И говорит, что он дружит с Кобой, с моим, «Руставским». Я говорю: «Телефон есть? Дайте мне, я сижу, я знаком». Коба постоянно на телефоне, а сидит в Армении. А ему 24 запросили в Испании, 23, а потом на 14, и он лахнул оттуда из-под домашнего ареста. Это Шакро, Коба, Лаша, что они что-то не поделили.

Цыбуля Р.В. – У нас вообще грядут изменения, «перемена власти», скажем так, о вашей политической жизни.

Науменко И.Б. – По моей?

Цыбуля Р.В. – Я имею ввиду по воровской. Потому что сейчас идет активно тема, что идет. Движется оттуда.

Науменко И.Б. – С Турции?

Цыбуля Р.В. – С юга, блядь. Ну, с Одессы, с этого, Турция, Одесса, там.

Науменко И.Б. – Я дружу с Миндией, очень сильно. Единственное, что я делал правильно, я понимаю, в жизни, это вот смотрите: приехал Миндия, я его встречаю. Они враги, блядь, насмерть. Я зашел в Чернигов, Миндия меня хватает-обнимает. Они меня чуть не съели. – «Ты чего обнимался с Миндией? Это наш враг». Он вор. Лёре, не дай Бог, не говори, все воры в курсе. Лёре не говори. Лёра приехал ко мне: «Брат, я со всеми дружу». Если честно, нема кому передать город. Я б его, блядь, передал, отвечаю. Не хочу! Не надо оно мне.

1 фрагмент разговора

Науменко И.Б. – Та хотел, может это, чтоб жена зашла, та как-то там, каких-то там пару копеек накинул бы. Вам бы проще было. Мне проще, чем вот это вот связываться с этой публикой. (имеет в виду разрешение через суд)

Цыбуля Р.В. – Та вот то ж, как бы, блядь.

Науменко И.Б. –  Это несерьезно.

Цыбуля Р.В. –  То ж совсем другое.

(переключились на обсуждение тюремных дел)

Науменко И.Б. – Да, знаете, и Апти понимаю. Коснется, конечно, я Апти поддержу, но 100 процентов. Жид подельник же, а он этого Георгия любит. Вот он все правильно. Я говорю: «Жид, не уговаривай меня, мне это не нравится, все херня».

Цыыбуля Р.В. – Я трошки Жида знаю. Я трошки где-то так немного так и понял.

2 фрагмент разговора

Науменко И.Б. – Если этой встречи нет, то вообще дела нету. И судья понимает. Он берет приобщить её, мы рассматриваем, а потом дает оценку, что она неправильно вообще, в конце. А если бы он сразу отказал эту, хуйню, то вообще дела не было бы. И все в прокуратуре «завалили бы насос». Я говорю: «Слушайте, хорош. Освободите, а потом уже ебитесь там как хотите». – «Та ты что, здесь СБУ, здесь прокуратура, все вот так вот давят, ебать мой хуй. Как вы можете его выпустить –  нельзя». Так, а чего ты там сидишь, нахуй. У тебя же печать именем Украины, да? Ты чё, сука. Так, не, будем сносить. Я говорю, тогда не жалуйтесь, нахуй, будем ебашить до того Европейского, нахуй. И будем сносить. Вот по Амиру, вот Никитин, что у меня, отменили приговор, вообще нахуй, раз. И еще четыре, в течении года. Так он не пройдет переаттестацию, сейчас это, ты не хочешь быть судьей – не будешь?! Тоже ж так надо думать, с кем кусаться или бодаться.

Цыбуля Р.В. – Ну, у них там выбор не велик. Я думаю.

Науменко И.Б. –  Или со мной поругаться, или там, да?

Цыбуля Р.В. –  Там тоже сложная ситуация у них, я думаю.

Науменко И.Б. –  Понятно, поругаться со мной. А тут карьера и лестница, и ты что, председатель, на него навалились все, блин. Ты что, пришел пупсик, блядь, (копирует голосом Щербину С.В. «фух-фух, ебать мой хуй, туда-сюда»). Короче, держи, нахуй. Кто ж. Держи, нахуй. Меня нашли аж за границей, когда у Щербины машину, ренж, вьебали. Что случилось? Ебать, машину надо найти?

Цыбуля Р.В. –  Это у вас такая фишка, машину вьебать?

Науменко И.Б. –  Так я их не ворую. Это у него спиздили.

Цыбуля Р.В. –  Нет, ну понятно, что он не будет ничего говорить.

Науменко И.Б. – Я даже команду не давал, то есть оно мне, нахуй, не надо.

Цыбуля Р.В. – Ну вы ж знаете, как искать, если что.

Науменко И.Б. –  Я знаю кто их ворует, но и то не всегда. Вот процентов 80 знаю, кто берет эти машины, а есть такие, что я и не знаю. Я не перед кем не отчитываюсь, вьебали – и похуй.

Цыбуля Р.В. –  У меня у товарища лексус ебанули. Звонит: «а ты не пробовал там обратиться?» – Та нет, там надо так, по тихой воде. Я говорю: «Нехера себе по тихой воде».

3 фрагмент разговора

Науменко И.Б. –  Вот сейчас в Полтаве возвращали, месяц назад там машину. Я говорю: «опять наумовские, блядь». Ну хорошо, там набрали, нашли рендж хорошо. Поехал, перевернули там машину, нашли. Ну, это пиздец. Ну, слышали где-то имя чье-то. Понятно, что я общаюсь с этими «варавайками», но не со всеми ж я общаюсь.

Цыбуля Р.В. – Не, ну есть же ж тоже, такие хитро эти, хитрые жуки, тоже. Приехали, представились, там все, раз-раз. Шахраи. Среди вашего брата тоже хватает, петляют, пока.

Науменко И.Б. – Я раньше думал, честно говорю, среди нашего брата говорю, блядь, сука, ну, половина, говорю, пидарасов, сука блядь. А половина нормальные ж люди. Среди мусаров девяноста процентов, ну десять процентов. А сейчас смотрю, среди моего брата, ебать мой хуй, сука, наверное, процентов 90 гомосеков, людей нехороших. Сука, ну, это пиздец. Перееблося все так, что просто. Ну, ничего, это жизнь.

Цыбуля Р.В. – Люди меняются.

Науменко И.Б. – За это надо страдать, за то, что там где-то что-то. Пришли просто, говорят: «Мы хотим тебя поставить в курс и дать тебе 500 долларов или оставить пятерку гривен на коробку сигарет за то, что ты в курсе. Все честно? Все честно». Так, как в Полтаве.

Цыбуля Р.В. – Ну, а машина там что, машина там раз.

Науменко И.Б. –  Вот я не нашел, Ростика, того самого, тестя машину прям из-под Южного Буга, крузера не понаходил, и зерновика этого из Соляных. Я ж их не понаходил. А потом через год в Киеве на встречу с ворами они просят четыре семерки этого прокурора. Мы начинаем искать, они: «Наум, верни машину! Ты что?». Воры сидят, а я говорю: «Я их, блядь, не беру, вы че?!» – Наум, сказали все твои. Куцу сидит, говорит: «Наум, верни». Я говорю: «Слушайте, вы, я их не беру, не знаю». Я знаю, молдовани в Харькове взяли себе на таможне дырку-проезд, и только фух – она в Казахстане, в Узбекистане чух-чух-чух.

4 фрагмент разговора

Науменко И.Б. – Если что, там жена, когда сможет, в четверг или в пятницу? Нельзя там какой то день подобрать? Она приходила недавно.

Цыбуля Р.В. – Ну, сейчас, пока на этой неделе, может, нет, потому что этот. У нас сейчас начался этот, ну то был конец года, теперь начало года. Вот, кто-то тогда закрывался, а сейчас проверки на этой неделе. Проверки, подведения.

Науменко И.Б. –  А на следующей нет? Во вторник у меня суд.

Цыбуля Р.В. – Ну, подождем, я за сутки скажу.

Напомим, что на мероприятии в Одессе с участием топового политика готовился теракт.

informator.news

Новые сверху Старые сверху

Оставить комментарий

Новости регионов

Вход