Казус согласия. Что на самом деле изменится с сексом в Украине с 11 января

Казус согласия. Что на самом деле изменится с сексом в Украине с 11 января

Автор 

Полиция обещает не "паковать" поголовно мужчин, на которых донесут женщины, но юристы предупреждают - есть нюансы.

23 декабря на "Стране" был опубликован материал о вступающих в силу с 11 января кардинальных нововведениях в Уголовном кодексе - изменениях редакций статей об изнасиловании и сексуальном насилии, утвержденные законодателями в рамках вживления в тело отечественного закона так называемой Стамбульской конвенции.

Описанные новеллы вызвали широкий резонанс в юридических кругах и среди обывателей. Особенно - ст.152 УК Украины, где дается новая трактовка изнасилования.

Если раньше это понятие трактовалось как принуждение к сексу с применением силы, то с 11 января таковым актом будет считаться "осуществление действий сексуального характера, связанное с вагинальным, оральным или анальным проникновением в тело другого лица с использованием гениталий или любого другого предмета без добровольного согласия потерпевшей стороны".

Законодатель сделал примечание, что согласие считается добровольным, если оно выступает результатом свободного волеизъявления лица с учетом сопутствующих обстоятельств.

Это вызвало ряд интерпретаций о том, каким образом де-юре будет засчитываться "подтверждение на секс", и не породит ли данная норма всплеск заявлений об изнасилованиях от потенциальных мошенниц, недовольных жен или любовниц. 

Некоторые юристы уже советуют украинцам перед сексом брать с партнерш расписки о добровольном согласии.

Эта идея восходит к трактовкам, ранее звучавших в популярных комедийных шоу Великобритании.

 

Классическая пародия о сексуальных переговорах в скетче "Шоу Фрая и Лори", источник видео: youtube.com/Євген Бондаренко

 

В выступлении популярного австралийского стендап-комика Джима Джеффриса о получении согласия на секс - с 02:15, источник видео: youtube.com/Stand Up World

Вплоть до настоящего времени в соцсетях пользователи упражняются в остроумии, пытаясь смоделировать: как заработает принцип подтверждения наличия добровольного согласия у лица на секс, потребуется ли для этого поход к нотариусу или получение патента в очередной новосозданной структуре?

Источник фото: facebook.com/Денис Невядомский

Источник фото: facebook.com/groups/Бегемот

А если без шуток?

Впрочем, шутки - шутками, но общественный резонанс ввиду отсутствия детальных разъяснений правоохранителей о применении на практике норм "сексуальной революции" в стране, породил целую массу противоречивых оценок. Ведь так и не был получен четкий ответ - как будут работать нововведения?

Чтобы выяснить это редакция узнала мнение адвокатов и правоохранителей, а также направила соответствующие запросы в Нацполицию и Генеральную прокуратуру с просьбой детально разъяснить, каким образом начиная с 11 января будет осуществляться расследовании дел, связанных с изнасилованиями.

Ответы официальных ведомств мы обнародуем по мере их получения. А пока, остановимся на оценках представителей юридического сообщества, касающихся наиболее дискуссионных норм. И том, как видит внедрение новаций в жизни один из идеологов кампании по противодействию домашнему и сексуальному насилию - помощник главы Нацполиции Андрей Ткачев.

Без расписок и с прежним алгоритмом расследования

В целом, опрошенные силовики говорят, что нашумевшую статью на "Стране" о "сексуальных новациях" в УК Украины читали, с законодательными новеллами знакомы, но вплоть до момента получения дополнительных инструкций планируют и далее работать по устоявшимся процедурам.

"Когда будет "заява" (об изнасиловании - Прим. Ред.), следователь ее рассмотрит, внесет в реестр досудебных расследований. Далее по стандартному принципу - опрос потерпевшей стороны, свидетелей (если они есть), получение разрешений в суде на осуществление освидетельствования и назначение экспертиз. По их выводам будет видно, наличествуют ли травмы, какой характер имеют ссадины и царапины, зафиксирован ли биологический материал насильника и т.д. Здесь ничего глобально не меняется, закон кардинально не повлияет на работу дознавателей", - говорит собеседник издания в одном из центральных райотделов полиции Киева.

Аналогичным образом считает и адвокат Андрей Цыганков. "Доказать факт физического насилия может освидетельствование потерпевшего лица - телесные повреждения и так далее. Что касается психологического насилия - это как правило экспертизы на полиграфе. В этом законе все остается - он ничего не меняет", - отметил он в комментарии изданию #Буквы.

Комментируя вероятность возрастания рисков всплеска заявлений от потенциальных мошенников, люди в погонах считают - фильтром этого потока должно стать обязательное напоминание заявителям о том, что в Украине существует уголовная ответственность за дачу ложных показаний.

В полиции также не ожидают существенного потока заявителей. Здесь апеллируют к тому, что невзирая на распространенность секс-насилия, с жалобами на обидчиков украинцы обращаются крайне мало. И вплоть до настоящего времени такого рода преступления относятся к категории латентных, то есть скрытых.

"У нас суммарно с начала года проходит до двух сотен заявлений об изнасилованиях, в Донецкой и Луганской областях - вообще нет ни одного. Но это не значит, что проблема отсутствует. Мы надеемся, что приведение законодательства к европейским стандартам в вопросах противодействия домашнему и сексуальному насилию позволит выявить настоящую статистику, и начать активно бороться с такими явлениями", - констатирует Андрей Ткачев.

Ссылаясь на опыт европейских государств, где уже внедрены аналогичные трактовки законов, он добавляет: до пресловутой идеи написания расписок на секс в Украине дело не дойдет. Ведь даже письменное согласие - это не панацея, а скорее профанация. А сама по себе концепция сексуальной свободы предполагает, что лицо вправе в любой момент после подписания согласия его отозвать.

Кто должен будет доказывать (не)согласие на секс и в чем подвох

То есть, де-юре любой половой акт между лицами, достигшими 16-летия, изначально будет считаться добровольным и совершенным по обоюдному согласию. Вплоть до подачи заявления от лица, которое посчитало себя жертвой секс-насилия.

"Изнасилование всегда нужно доказать, и это - прямая обязанность следствия. На сегодняшний день отсутствие согласия можно подтверждать экспертизами, прочими уликами. Плюс есть статья Кодекса, которая гласит: в случае совершения насилия один из участников должен явно продемонстрировать нежелание вступать в половую близость. Этой лазейкой пользовались адвокаты обвиняемых, по сути требуя у жертв насилия доказать, что они сопротивлялись. В новой редакции профильных статей данная позиция отсутствует", - говорит "Стране" один из сотрудников прокуратуры на правах анонимности.

Силовики дают понять, что огульной "охоты на ведьм" (то бишь, насильников) после внедрения новшеств не последует. Но мнения юристов о том, какая из сторон, в случае регистрации уголовного производства, должна доказывать факт наличия или отсутствия добровольного согласия на секс, начиная с 11 января, все же разделились.

По одной версии, новеллы УК Украины не несут в себе кардинального слома устоявшейся практики.
"А что изменилось? А раньше можно было (вступать в половой акт - Прим. Ред.) без согласия? Серьезно? Или может установили какую-то специальную форму согласия, отличную от привычной в цивилизованном обществе (конклюдентные действия, взгляды, слова, дыхание и т.д.?) Или отменили презумпцию невиновности? Нет", - пишет на своей странице в Facebook адвокат Евгения Закревская.

В ее трактовке, с нового года доказывать отсутствие согласия на секс в суде по-прежнему должна будет сторона обвинения. Где во главе угла ставятся не столько слова потерпевшей, а прежде всего улики/экспертизы.

Сторонники иной точки зрения указывают, что презумпция невиновности в Украине давно растоптана, а следствие и суды рассматривают уголовные дела исключительно с обвинительным уклоном.

Ввиду этого, полагают эти юристы, нововведения несут в себе дополнительные риски сознательного оговора и/или дискредитации людей, которых оппоненты по тем или иным причинам пытаются записать в "насильники". Ведь мнимые жертвы могут писать заявления с целью шантажа, ради денег или из мести. И их не остановит даже теоретическая возможность уголовной ответственности за ложь под присягой.

"Эти риски существуют и сегодня, - говорят на этот счет в полиции. - Если смоделировать ситуацию, ничто не мешает заявительнице подговорить знакомых, которые расскажут такое, что вероятного "насильника" осудят. Да и в делах, когда нет свидетелей и/или прочих объективных доказательств изнасилования, но есть "слово против слова" (когда потерпевшее и обвиняемое лицо дают показания, противоположные по смыслу), то в подавляющем большинстве случаев суды уже сейчас выносят обвинительные приговоры. Это устоявшаяся гонка за показателями".

"Вот увидите, как дальше девушки будут рыдать в судах и рассказывать, что секс был без их согласия даже в случае отсутствия следов насилия. И им будут верить", - добавляют собеседники из адвокатской среды, которые со скепсисом ожидают внедрения новшеств уголовного закона в вопросах секс-насилия.

Ученые умы решают, как применять нормы на практике

Андрей Ткачев говорит "Стране", что в делах об изнасилованиях, где судам при отсутствии прямых доказательств приходится выбирать на чью сторону (потерпевшей или обвиняемого) становиться, до сих пор нет единого мнения даже в Швеции, откуда во многом была почерпнута идея "сексуальной революции".

"Касательно "согласия" (на секс - Прим. Ред.), ситуации "слово против слова" и общей практики применения закона у нас, собиралась рабочая группа, в которую входят работники Академии МВД, сотрудники ГПУ, представители Национальной школы судей, представители ряда общественных организаций. В настоящее время мы по-прежнему ожидаем от них научно-практический комментарий, чтобы следователь, прокурор и судья действовали в таких делах по одинаковому принципу".

Будет ли получено соответствующее разъяснение до момента вступления в силу новаций УК Украины, неизвестно. Если его не последует, ответом на остающиеся вопросы станет только судебная практика и в перспективе - потенциальное решение Пленума Верховного суда.

Пока же симпатики и оппоненты продолжают обмен мнениями, к чему приведет изменение уголовного закона.

"В нем нет катастрофы. Но написано задней ногой, честно говоря", - комментирует нововведения адвокат Дмитрий Назарец в обсуждении темы "секс-расписок" в профильном сообществе в соцсети.

Но есть и полярное мнение, которое приводит один их участников адвокатской группы в Facеbook: "Проблема намного глубже. И должна стать предметом обсуждения ученых с учетом сложившейся судебной практики. Сталкиваясь с такими преступлениями в жизни, нередко приходилось иметь дело и с провокациями, где целью был заработок денег, но наличествовали и шокирующие случаи, где над потерпевшими по-зверски издевались. Изменения противоречивы, много тавтологии, непонятных и неоднозначных терминов. Уверен, что те, кто голосовал за эти изменения, в глаза их не видел, а те кто видел - ничего не понял, но проголосовал, ведь была такая команда. Как-то оно будет - только жизнь покажет, но сколько-то человеческих жизней изувечат".

 

Новые сверху Старые сверху

Оставить комментарий

Новости регионов

Вход